Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: гюго (список заголовков)
14:24 

Виктор Гюго - "Отверженные"


«Вся эта история уже была
когда-то воспета в стихах. В развязке элегии Больной юноша Андре Шенье, того
Андре Шенье, которого зарезали эти разбойники... то есть эти титаны
девяносто третьего года»
Вот тут я смеялась минуты три.

Что я вам хочу сказать? Мне не понравилась эта книга. Это – худшая вещь Гюго из тех, которые я уже прочитала. Она затянута и размыта. В ней слишком много внесюжетных вставок, теоретически интересных, но неуместных. Нужно было как-то вплести их в сюжет. Так они выглядят отстраненно и непонятно. Это и история Ватерлоо, и история монастыря, и вставка об арго (кстати, почему автор употребляет его в среднем роде? я чего-то не знаю?), и история Парижской клоаки и все прочее. Ну не вписались эти вставки, ну совсем.

Далее. Вспомним Оскара Уайльда – «Случайностей не бывает только в хорошей литературе…» – так вот, для хорошей литературы в «Отверженных» слишком много случайностей. Их переплетение напомнило мне «Парижские тайны». Перебор. Так не бывает совсем-совсем-совсем. Такое впечатление, что в Париже и его предместьях только и есть, что семья Тернадье, Жан Вальжан да Мариус с его семьей! Даже сыновей Тернадье продали на место «детей» Жильнормана! Сын полковника, которого спас Тернадье, должен был влюбиться в Козетту! Эпонина, дочь Тернадье, должна была влюбится в этого сына! Этот сын должен был поселиться во всем огромном Париже в домике, где поселились и Тернадье, и где раньше обретались Жан Вальжан с Козеттой! Да что я… Тернадье должен был встретить Жана Вальжана с телом Мариса у решетки клоаки! Черт побери.

Если бы все это происходило в сельской глубинке с пятнадцатью домами на сотню миль – согласна. А в Париже… Ну, извините, перебор.

Далее, еще все время бесило. Хорошо, беглый каторжник. Беглый каторжник, заработавший состояние и ставший мэром процветающего городка, – он не был бы посажен за кражу 40 су у уличного попрошайки. Я уже не говорю о том, что для тайна, покрытая мраком, как это вообще выплыло и было доказано. Это было бредовым бредом, когда его заключили повторно на галеры. Так не бывает.

Во-первых, богатый человек – вне закона.
Во-вторых, правительство бы не признало преступником того, кого само долго умоляло стать мэром.
И людская молва не такова. Ну не превратился бы дядюшка Мадлен сразу в антигероя у всего Монриаль-Приморского. Ну не бывает так.

Это был первый эпизод. Второй – Мариус. Такое впечатление, что слово «галеры» - я даже не знаю что означает. Это уже даже не демоническая тень, я даже не знаю, с чем сравнить их действие, чтобы оно соответствовало тому, какой эффект производит на окружающих в «Отверженных». Я не жила во Франции XIX века. Но я не могу поверить в такое отношение. Оно просто неестественное.

В общем. Книга, которую я никогда не стану перечитывать.

@темы: гюго, отверженные

15:37 

«Собор парижской Богоматери» Виктора Гюго (17.03.2008)

«Феб де Шатопер тоже кончил трагически. Он женился» (с)


Итак, я дочитала «Собор…» и это замечательнейшее и сильнейшее произведение. Конечно, надо согласиться с тем, что порою автор слишком увлекается описанием истории и архитектуры, но в этом тоже особая прелесть и шарм произведения, его «атмосфера» и его язык.

Что же касается основного сюжета – он очень сильны и глубокий. Особенно во второй половине, начиная от свидания Эсмиральды с Фебом.

Только вот там слишком много идиотов. Сама Эсмиральда меня чем дальше, тем все больше раздажала, хотя изначально вызвала симпатию. Посему эту дамочу с ветром в голове и ушедшим в минус уровнем IQ было совсем не жаль. Я вообще возмущена тем, как у нас любят клеять на все ярлыки и развивать стереотипы. Раньше историю, описанную Гюго, я, к своему стыду, знала по мультфильму «Приключения Квазимодо». То, что безобразного, дикого, плохо и туго соображающего урода-горбуна там изобразили миленьким, очаровательным мальчиком с легким сколиозом – это еще можно понять. В конце концов, это мультик для деток. Но за что, за что скажите мне и по какому праву несчастного архидьякона сделали там самым главным, самым подлым, самым коварным, низким и мерзким злодеем?! Да это один из самых нормальных персонажей произведения! Он на втором месте после самых жизненных и нормальных Феба (которого я, правда, невзлюбила – но это личное) и Гренгуара (который является самым чтонинаесть ярчайшим воплощением обычного, нормального, стандартного ЧЕЛОВЕКА, такого, какими люди на самом деле есть. Причем от первой и до последней строчки произведения). И если у Квазимодо по понятным причинам не все дома, а дома одни тараканы, то тот же Феб, например, просто подлец. Как и все люди, но самый обычный подлец и сама серость в образе. Никакой. Не потому что выписан плохо, а потому что так и подразумевался – никакой. Причем, хоть режьте, не пойму, каким боком во всем известной песне он вообще приблудился, ибо уж кто-кто, а он страсти к малоумной цыганке явно не испытывал! То, что один раз, после того, как ему практически предложили, он принял предложение, простите, трахнуть девочку в каком-то притоне – так то смешно даже называть громким словом «страсть». Просто закономерная реакция, мигом и бесповоротно испарившаяся после описанных событий. Не думаю, что он о ней еще бы хоть раз вспомнил, не увидь на площади. И то ни о какой страсти, я уже смеюсь о любви, тут речь не идет.

А вот несчастный священник, которого искренне жаль, вообще ни за что, ни про что выставлен в «народном мнении» в принципе, и мультипликации в частности врагом № Оne и самым подлым злодеем. В отличие от всех и каждого, включая саму Эсмеральду, он ни раз и не два пытался спасти ее жизнь и помочь ей. Реально и действенно. Но нет, у нас не все дома и мы даже претвориться не можем. Ох и злила меня эта девочка в последних главах… А в «Крысиной норе» – вообще убийство… Ладно.

Итак, готова отстаивать честь и достоинство, вместе с бесповодно оклеветанным добрым именем, Клода Фролло, которого официально посещаю в ранг Мой Любимый Персонаж в данном произведении.

@темы: гюго, собор парижской богоматери

My veritas

главная